DYATLOV PASS

Интервью с Дубининым Игорем Александровичем

09-04-2019

©ОО"ИНТЕРНЕТ-ЦЕНТР трагедии Дятловцев" , 2008г. Текст беседы "ЦЕНТРа гражданского расследования трагедии Дятловцев" (НАВИГ, АЛАТАО), с Дубининым Игорем Александровичем по делу Дятловцев 07 авг. 2008 г, г. Березовский, Свердловской обл.

Dyatlov Pass: Igor Aleksandrovich Dubinin

НАВИГ: А если вернуться в прошлое, вы подавали какие-то жалобы к пересмотру Дела?

ДИА: Нет.

ДИА: Нет, один раз я подавал, мне отказали.

НАВИГ: Отказали? У Вас эта бумага не сохранилась? Или Вы её Коськину отдали?

ДИА: Наверное я может быть и отдал, у меня бумага эта не сохранилась. Но это не в этом году, это давно было. Бумага у Тани сохранилась. А то, что сейчас ответы пришли, то я Коськину отдал.

НАВИГ: Те еще, или которые недавно посылали?

ДИА: Да, недавно

НАВИГ: В 59 году Вам сколько лет было?

ДИА: 18.

НАВИГ: Вы здесь жили?

ДИА: Я жил в Свердловске. Я здесь только с 80 года живу.

НАВИГ: Что Вы можете вспомнить о том времени, когда всё это произошло? Какая была обстановка?

ДИА: Я помню, мы как раз получили квартиру. Мы жили в коммуналке, получили квартиру двухкомнатную и переехали. И буквально где-то неделю пожили и Люся пошла в поход. А у меня была сессия, я в техникуме учился последний год. Мы сессию сдали и тоже поехали человек 10-12 на турбазу такую. Мы организованы были, в отличии от Люси. И тоже в поход пошли. То есть параллельно буквально, они в походе были и мы. Мы где-то закончили в последних числах февраля, числа так 25. И буквально дня через два я уехал на преддипломную практику в Лениногорск, туда, к границе с Китаем. У нас отношения были обычные, семейные. Мы особо так не ссорились, ничего. Но интересы у нас с Люсей были конечно разные. У неё свой круг был...Она не считала меня конечно студентом, а я себя считал. Она в институте училась, как раз 4 курс, а я в техникуме на последнем курсе.

НАВИГ: Вы уехали в конце февраля?

ДИА: Да.

НАВИГ: Так Вы уже знали о случившемся?

ДИА: Нет... А, не февраля, а января. Конечно, в конце января, что вы. Я ничего не знал. Я помню, там практиковаться неинтересно было... да тем более с нами был один детдомовский. Мы пошли на шахту поработали. А по дипломной практике мне что... Ну вот, деньги подзаработал. Я помню там какие-то письма пошли, я чувствую, что-то не то, от родителей... Но они ничего мне не сообщали.


- 2 -

НАВИГ: Это в феврале было?

ДИА: В феврале, да. Я там даже день рождения свой встретил, 18 лет мне было. Это 14 апреля у меня день рождения. У меня практика длинная была.

НАВИГ: И ещё не знали ничего?

ДИА: Ничего. А я там большие деньги заработал. Их куда девать-то, мне не надо ничего. Купил я там вещи, приёмник «Турист» привёз... И вот я приехал в Свердловск, меня родители встречают на вокзале.

НАВИГ: Это когда было?

ДИА: Я приехал наверное...

НАВИГ: В апреле?

ДИА: В апреле, где-то в 20-х числах.

НАВИГ: Но их ещё не нашли?

ДИА: Не нашли. Первых-то нашли уже...

НАВИГ: Уже похоронили...

ДИА: Ну да я опять-таки ничего не знал, это они мне на вокзале только сказали… это говорят несчастье… А потом я помню в мае похороны были…

НАВИГ: И как они хоронили этих последних четверых? Нигде это не описано. То есть, как всё это происходило?

ДИА: 11 мая похоронили. Почему, потому что я помню там один подошёл ко мне и сказал "Какие они все молодые". А у Люси завтра день рождения 12 мая, я помню… Ну, хоронили… делали всё, чтобы вместе не похоронить.

НАВИГ: И этих четверых?

ДИА: И этих четверых.

НАВИГ: Тех-то тоже не хотели хоронить вместе, предлагали в Ивделе...

ДИА: Да, одного, Кривонищенко, похоронили на другом кладбище…

НАВИГ: Ну это из первой пятёрки.

ДИА: Да, этих похоронили здесь. Но пока наших искали, в это место похоронили ещё…ну, студент умер.

НАВИГ: Это точно? Никитин.

ДИА: Да, Никитин. Я конечно ничего не имею против…

НАВИГ: А его отдельно хоронили?

ДИА: Нет. Тоже как бы продолжили ряд.

НАВИГ: Нет, я имею в виду – по времени похоронной процессии.

ДИА: Отдельно.

НАВИГ: Отдельно?

ДИА: Отдельно.

НАВИГ: А том что, были уже готовые могилы, да, выкопанные?

ДИА: Не было. Только рядом похоронили. Потом, слава Богу, ну, извините…

НАВИГ: Ям ещё не было?

ДИА: Нет. Обычные могилы, долго стояло. Это сейчас УПИ, в последнее время такое сделало. А так, ну обычные, железные памятники были.

НАВИГ: У нас есть снимки старого вида. Но там уже было огорожено, на тех снимках

ДИА: Нет, когда хоронили, ещё ничего не было. Могил сколько там…четверо ребят похоронили, потом Никитина похоронили сюда. Потом, извините за тавтологию, слава Богу, наших нашли, и они на это место, и наших похоронили ещё четверо.


- 3 -

ДИА: (прим. ред: речь идет о Золотареве ). И когда всё это было поставлено, наверное было связано по количеству людей, иначе могли бы не выпустить. Ну и они просто его взяли. Ну и она также и не знала, не знакома была (с ним). Ну а учитывая, что туристы же они очень контактные ... и на снимках, и все, вместе со всеми там…Такого то нет ничего.

НАВИГ: Вы его там не видели?

ДИА: Нет, я никого вообще не видел. Вообще, к Люсе то мало приходили. Некуда было приходить-то. Хорошо вот сейчас, один я живу в таком доме, принимай сколько угодно. А там –то нет, там невозможно было. Да и тем более, когда она уходила, мы только переехали. В квартире навалено, ничего не расставлено…Она и не пожила в этой новой квартире-то…

НАВИГ: А вот из похода она не прислала ничего, никаких телеграмм? Что вот «мы там-то и там-то»?

ДИА: Нет, а зачем?

НАВИГ: Дятлов посылал.

ДИА: Ну может он и обязан был, у них контрольные точки там были…

НАВИГ: В Спорткомитет. Но он прислал письмо родителям, что я приеду тогда –то и тогда-то. Ничего не было, да?

ДИА: Как-то у нас и в семье-то было…и я когда в Лениногорск уехал…

НАВИГ: В общем вы не беспокоились?

ДИА: Да. Ну я там письма писал…Они там телевизор купили – поздравлял и всё прочее, но особо не было.

НАВИГ: А потом какие были версии, реальные? Или вам кто-то что-то сообщал?

ДИА: Мама считала, что это связано с ракетой. Вот так мы подходили. И самое интересное, что с ракетами, а не с ракетой. Хотя мы не считали себя виновниками, допустим, этого дела…

НАВИГ: Почему именно ракета? Следов-то нет, откуда взялась такая версия?

ДИА: В те времена как раз испытания были…Очевидно, как не скрывали всё это дело, но так это шло…И спутник уже запустили в то время. Мы-то как раз в своей-то организации... у нас есть радио…удачные пуски были очень большая редкость, чаще неудачные. И я не помню теперь уж в каком году трагедия с Неделиным произошла. В это же время-то…Поэтому тут вот как раз на это всё и…

НАВИГ: Ну на горе-то никаких следов не было от падения ракеты или взрывов. А может это испытания оружия были, вакуумного, например…То есть, надземный взрыв.

ДИА: Всё может быть.

НАВИГ: А вот ещё были обнаружены следы радиоактивности на одежде. Бета-частицы. Якобы это было связано с Кыштымским выбросом. Там свитер, который был тогда Так неужели они взяли ту же самую одежду? (прим. ред: «Кыштымская» ядерная катастрофа — произошла 29 сентября 1957 г. в Челябинске-40: тепловой взрыв, повлекший радиоактивный выброс, был сравним со взрывом небольшой атомной бомбы.)

ДИА: Там с водой что-то связано…

НАВИГ: И у Люси, по-моему, была замотана нога. От свитера Кривонищенко что-то там было. (прим. ред: по Гущину)

ДИА: А не Колеватова ли?

НАВИГ: Ну я точно не помню. Они срезали одежду тех, которые были у кедра и утеплялись. И на этой одежде были обнаружены следы радиоактивности. А Кыштымский выброс когда был? Он же за два года до того был?

ДИА: Насчёт выбросов мы конечно мало ведь знали, хотя он вроде и по Свердловску прошёлся. Все жили очень хорошо …. У нас даже сибирская язва под Свердловском была. Это не слух был. Меня самого это, можно сказать, задело. ...Мы поняли, в каком районе мы живём.


- 4 -

НАВИГ: Так вот, с радиоактивностью…Если на них была радиоактивность, то очевидно, что эта техногенная авария была связана с радиоактивными объектами. Но это было не на всех обнаружено.

ДИА: Тогда бы там всё покрылось постоянно…Тут непонятно, конечно.

НАВИГ: Либо в ручье была радиоактивность. Главное – экспертиза не назвала элементов радиоактивности. То есть, они просто её измерили, а элементов не назвали…То есть, вот такой слух был только, что это ракетное оружие?

ДИА: Ну нам же легче всего так сказать, что это какая-то авария. Меньше всего хочется, что это люди их убрали там, заметали следы и всё прочее.

НАВИГ: Ну если б даже и падение ракеты, то следы бы убрали ракеты…Следов ракеты там не обнаружено...

ДИА: Там же находили за это . Кольцо там нашли или ещё что-нибудь…

НАВИГ: Ну это якобы бы от комплекса С-200. А комплекс С-200 выпускался позже.

ДИА: Ну это за это время. 50 лет ведь немного. А потом, когда искали, я читал, поисковики, ребята из УПИ, им говорили: искать только здесь, туда ни в коем случае не ходить.

НАВИГ: ТАУ снимало фильм и там есть о том, что им не давали ходить, куда они ходили, были люди в полушубках и с пистолетами. Там были представители КГБ. (прим. ред: Аксельрод))

ДИА: Я смотрел тоже этот фильм, мне подарили...

НАВИГ: А Вас они не снимали?

ДИА: Нет.

НАВИГ: Ну и вот, он тоже говорит о том, что препятствовали ходить куда-то. Что там якобы где-то на склоне были голые места...Ну, может их взяли и собрали после, то есть вот это локальным область прозондировали, нашли, а потом перевал был закрыт. На 5 лет , или на 3, был закрыли для туристических походов.

ДИА: Ну да, они вот этот к поиску подготовили, а тот ещё не успели...

НАВИГ: А Ваши родители, они просили о допуске к делу, посмотреть его? Вот с юридической целью? Дело в том, что Дело-то запрятано в секретный архив на 25 лет. И поэтому никто не был допущен к нему.

ДИА: Нет, я что-то ничего не помню об этом. Но отец-то у меня умер довольно рано. Он умер в 67-ом году, 64 года ему всего было. Ну конечно, всё это сказалось на его жизни.

НАВИГ: А он не пытался пересмотреть Дело? Или он был согласен с результатами?

ДИА: Ну тут как...Было ж всё засекречено и всё прочее, так? Не забывайте, в какое время там жили, в сталинское: сказано- сделано. Значит тут и нечего и рыпаться. Засекречено – значит всё. Никто вам не рассекретит.

НАВИГ: Были какие-то точные сведенья, что дело было засекречено? Кто-нибудь обращался, допустим, в прокуратуру?

ДИА: Мне кто-то сказал, что наше дело рассекретили, но всё равно нужен допуск. Значит, оно было засекречено.

НАВИГ: Тогда, да?

ДИА: Нет, это где-то уже в 40 лет после гибели. Меня как раз...ребята как раз с этим делом ознакомились. Вот...( показывает документы?) ...Ну не знаю, я так храню, а для кого храню?..Последователей-то нет всё равно. Что я могу сказать?..А потом, жена Шеремета, А. Матвеева, она написала книжку, я считаю, довольно добрую, она ничего не вызвала. Она эти вещи штук 20 (прим. ред: протоколов дела)там привела и все версии и ни на какой не настаивает. Потому что в то время, отец –то уже умер по-моему, а может нет ещё, книжка была написана, «Поход ....какой-то категории»...

НАВИГ: Яровой.

ДИА: Да, Яровой.

НАВИГ: «Высшей категории трудности».

ДИА: Да. Мама там плевалась и всё прочее...Как-то оно не так. Ну там всё хорошо, все ребята вроде живы там и всё прочее...Эту книжку она не восприняла.


- 5 -

НАВИГ: Дело в том, что у него было несколько вариантов. Первый вариант ему вроде не разрешили печатать ...

ДИА: Я маме-то и доказывал, что он напечатал то, что ему заказали и что дали. По заказу, он же журналист, что заказывают, то и пишется и что мол на него сердиться.

НАВИГ: Гущин ещё написал книжку «Цена гостайны – девять жизней». Не читали?

ДИА: Нет Первый раз слышу.

НАВИГ: Нет? Здесь, у вас. Он журналист Областной газеты.

ДИА: А, ну на него может быть ссылаются, как на автора, он известен. Книжку я не читал, а фамилию я слышал.

НАВИГ: У Юрия Константиновича Кунцевича она есть. Она и в интернете есть. Вы в интернет-то не выходите?

ДИА: Нет, у меня компьютер есть, но...

НАВИГ: А вот после того как закончилась следствие? Вещи вам отдали, или нет? Хоть что-нибудь?

ДИА: Я помню, что рюкзак Люсин был...А с ним она ходила или нет я не могу утверждать. Нам отдали блокнотики...

НАВИГ: Записные книжки?

ДИА: Да.

НАВИГ: А где они? У вас они?

ДИА: А сейчас уже не помню. Я знаю, что я целую коробку туристских фотографий Люсиных отдал или Кунцевичу или Коськину. Они вдвоём были, я не знаю, кто из них взял.

НАВИГ: Ну это не из этого похода. А вот из этого конкретно похода?

ДИА: А там и из этого похода были снимки.

НАВИГ: А как они к Вам попали? Из этого похода. То есть с плёнок, которые они делали?

ДИА: Не знаю. Да с этих плёнок.

НАВИГ: А из того похода тоже вам отдали?

ДИА: Вот по-моему что-то...Надо читать. Вот, вот это наверное последний поход. 28 февраля..

ДИА: А, ну значит, это и есть. Вот как-то эта книжка попала нам. (прим. ред: пропуск видео)

ДИА: А это памяти девяти погибшим студентам, кто-то написал.... (прим. ред: стих-песня)

НАВИГ: Ну вас кто-нибудь навещал, да? Книжки отдали, а что ещё?

ДИА: Чего ещё такого?...Я не помню, это шло через отца.

НАВИГ: Они обязаны были что-то отдать. Вещи какие-то...Из вещей не было ничего?

ДИА: Нет...

НАВИГ: Одежда? Нет, я то имею в виду, в чём они были обнаружены. Нет описи точной. Почему-то следствие не сделало опись.

ДИА: Нет, из того, в чём они там ходили, мы по-моему ничего не получали.

НАВИГ: Вот я про это и говорю. Потому что мы думаем, что было скрыто специально, что нельзя было разгадать, в чём была причина. Почему они так себя вели. Странно.

ДИА: По одной из версий было, что по склону катился корпус какой-то ступени. Ну и по палатке проехалось и задело тех, кто в самом конце палатки был. Там у Коли как раз фотоаппарат как бы врезался в него, как будто он на фотоаппарате лежал...Люсе досталось... С другой стороны – ей вроде досталось, а...

НАВИГ: Нет, я думаю эта версия не проходит, потому что от палатки шли все следы. Иначе их бы тащили.


- 6 -

ДИА: А в другой версии читал опять, что оказывается это Люся вышла из палатки и увидела чего-то там наблюдается...Кто это всё видел, я понятия не имею.

НАВИГ: Да это никто не видел, конечно.

ДИА: Да, но и такую версию я читал.

НАВИГ: ....Но кто сделал настил – не понятно. Потому что на снимке видно, что стволы были такого диаметра, срубленного наискосок. Ножом, который был у них, это сделать нельзя было. То есть, либо он был сделан раньше, этот настил, манси например, либо там кто-то скрывался до них, а они просто им воспользовались. Но почему-то они были не на настиле, а в 5 метрах от него? Тоже не понятно. Никто не может связать воедино все обстоятельства. Мы посылали запрос Патрушеву, директору ФСБ, о том, есть ли материалы дела в архиве по Дятловцам, связанные с секретными материалами. Но пришёл ответ, что ничего нет. Но дело в том, что это может быть Дело под совершенно другим названием. О ракете например, о техногенной катастрофе, а дятловцы просто могли косвенно очутиться там.

ДИА: Зачем им раскрывать это всё? Так они хорошо жили, никто не знает до сих пор самой истины. Им может нравится даже, что имеется 50 версий – что хотите, то и выдумывайте сами. А самим зачем им раскрывать? Это же всё связано наверное с чем-то, что сейчас ещё существует. И я поэтому мало верю в это. Я ребятам подписываю бумаги и всё прочее, мне-то не жалко, но я думаю, что ничего из этого не выйдет.

НАВИГ: Мы хотим юридическим путём всё это решить, заставить работать государство.

ДИА: А где у нас юридическая служба-то?

НАВИГ: Где бы не была, законы существуют. Значит, таким методом мы можем всё привести в движение.

ДИА: Как они жили по понятиям, так они и живут. Для них никогда законы не существовали. Я как раз в это мало верю. Даже возьмите гражданские...Суды что ли до сих пор действуют? Как посмотришь «Человек и Закон», извините, стреляться хочется. Ничего же не работает буквально. Ну это ладно, всё мелочи. А вот там -то государственные интересы задействованы. Ясно, что они ничего раскрывать не будут. Там своё государство.

НАВИГ: Времени то прошло достаточно, что секретить -то? Есть ещё просто-напросто материальная компенсация родственникам. Если виновато государство, то оно должно принести извинения в итоге. Всё равно же раскроется когда-то.

ДИА: Миллионы репрессированных... Много принесли извинения? Так вот всё и идёт с этим делом.

НАВИГ: Но что-то открывается. Сейчас открываются секретные документы по репрессированным.

ДИА: Ну я не говорю, что не боритесь, я просто говорю что

НАВИГ: Мы хотим просто узнать, добиться всё-таки правды.

ДИА: Добивайтесь...

НАВИГ: Иванов написал в рукописи, что он знал причину, но скрыл ее в Постановлении. Вот это уже является основанием для отмены Постановления, которое они вынесли. А если отменим Постановление, то они должны возбудить новое уголовное дело Я вот сейчас думаю, что....

ДИА: Ну так я вопрос-то поднимал, чтобы возбудить дело... Мне там ответили, что...

НАВИГ: Это уже когда ответ который Вам присылали по ознакомлению?

ДИА: Я сейчас не помню. Года два или три назад. Они вроде того, что..если б срок (прим. ред: давности) был бы поменьше.

НАВИГ: Срок давности?

ДИА: Да и стоит ли ворошить, написали.

НАВИГ: Надо, надо!

ДИА: Но время-то сколько прошло.

НАВИГ: Про царя же вон до сих пор же ворошат.

ДИА: И ничего не делается.


- 7 -

НАВИГ: Нашли ещё двое останков и возбудили уголовное дело.

ДИА: А кому предъявят уголовное дело?

НАВИГ: Да нам то никому не надо предъявлять. Нам хоть бы открыли правду.

ДИА: Там то более менее открыли правду.......

НАВИГ: Случай с Дятловцами не менее важен, чем гибель царской семьи, потому что относится к рангу национальных трагедий. От народа была скрыта правда.

ДИА: Я живу в уверенности в том, что все, что произошло, это всё-таки несчастный случай.

НАВИГ: Не умышленное, но убийство.

ДИА: Ну да. Не умышленное. То есть расследуйте не расследуйте – ребят не вернёшь.

НАВИГ: То есть, сейчас мы начинаем работу в юридическом плане. А когда уже будет зацепка, то будем нанимать какого-нибудь московского адвоката, ведущего.

ДИА: Хорошо, добьёмся мы нового расследования. А в расследовании всё равно участвуют ФСБ-шники.

НАВИГ: А нам нужно добиться того, чтобы было предоставлено секретное дело КГБ, где изложены причины.

ДИА: На это они вам спокойно: у нас никакого дела нет, и всё. И ничего вы не докажете.

НАВИГ: Пусть дадут официальный документ.

ДИА: Вы меня поймите, я не то что против, просто я привык работать от противного. Вот так вот заявят. Я просто ставлю себя на их место.

НАВИГ: Потребуем документ за подписью директор ФСБ. Какой ему смысл врать?

ДИА: А какой ему смысл говорить правду?

НАВИГ: Он обязан вообще-то сказать правду. По закону. А если скажет неправду, его выгонит Президент...

ДИА: (прим. ред: смеется)

НАВИГ: Хорошо, есть пакет, помеченный грифом «совершенно секретно». Он сейчас хранится в прокуратуре Свердловской области. Вот я как раз когда писал жалобу от Вашего имени

ДИА: Говорят от него ничего не осталось...

НАВИГ: Это от Дела. А Совершенно секретный пакет хранится никто не знает, где. Вот как раз Вы и должны будете с ним ознакомиться. Если дадут разрешение. А что там находится, никто не знает до сих пор.

ДИА: Я думаю, что если придёт даже и разрешение, чтобы меня допустить, мне снова подсунут ту же самую папочку с этими делами.

НАВИГ: Есть папка с Делом, потом альбом с фотографиями и пакет с грифом «Совершенно секретно». А я вот думаю, что когда Вам будут давать разрешение, т.е. любой гражданин может заявить о преступлении в правоохранительные органы. Я думаю что от ЦЕНТРа мы и пошлем на основании статьи Иванова подготовим заявление о совершении преступления. Раз было сфальсифицировано Постановление, то это не природные силы. А не природные – значит любые силы искусственного характера. Ну и приложение ещё – статью Иванова отправить. Потому что относительно вас дело будет долгим. Пока ответит генеральная прокуратура

ДИА: Не ответили ещё...

НАВИГ: Они обязаны ответить. Прокуратура обязана следить за исполнением закона.

ДИА: Отрицательный ответ это тоже ответ.

НАВИГ: Да...

НАВИГ: Я ещё хотел, чтобы Вы дали санкции на занятие этим делом Центру Гражданского расследования, который есть у нас.

Конец записи беседы.

Мы поблагодарили Игоря Александровича за согласие и проведенную беседу.

Игорь и Люда (V класс)
Игорь и Люда (V класс)

 

Dyatlov Pass Contact
Contact
Dyatlov Pass Newsletter
Newsletter
Dyatlov Pass: Open Discussion
Forum
McAfee Secure site