DYATLOV PASS

Чивруай 1973. Как это было

14-04-2018

Воспоминания Владимира Борзенкова
Участник поиска в 1973 году

Прошло почти 50 лет со времени этих событий. В памяти уже многое стерлось, но по просьбе некоторых моих друзей я написал эту статью, потому что сейчас опять возник интерес к тому случаю. И мне не хотелось бы, что бы было столько же досужих рассуждений и разухабистых шоу, как это имеется в истории с группой Игоря Дятлова 1959-го года. Родственники тех ребят, что погибли на Чивруае, не хотят этого. И надо уважать их чувства. Здесь есть несколько интересных наблюдений, которые могут помочь и в исследовании случая с группой Дятлова, но это отдельная история.

Если сравнивать три известных и сейчас широко обсуждаемых случая: гибель групп И. Дятлова в 1959 г на С. Урале, гибель группы КуАИ в 1973 году на Кольском полуострове и гибель группы Л. Коровиной из Петропавловска-Казахского в 1992 году на Хамар-Дабане, то надо отметить, что они могут быть похожи только формально. Это три совершенно разных случая, которые схожи только тем, что погибли группы и не все обстоятельства можно объяснить легко и просто. Первое, что я должен сказать – это описать расположение и условия того места, где происходили все эти события.

На карте СССР они находятся в совершенно разных географических и климатических районах.

Карта СССР с расположением мест трагедий: «Чивруай» 1973г., «перевал Дятлова» 1959г. и «Хамар-Дабан» 1992г.


– 2 –

Сравнивая климатические условия, надо отметить, что:
Климат Кольского полуострова находится уже за Полярным кругом (68 градус Северной Широты) и в зоне сильного влияния теплого течения Гольфстрим . Район Северного Урала расположен в глубине Евро-Азиатского континента, он расположен немного южнее, там серьезно холоднее, и сам Главный Уральский хребет является границей раздела двух климатических зон – западной (климат которой определяет Атлантический океан и течение Гольфстрим) и восточной (климат которой определяется Северным Ледовитым океаном и зоной «холодной Арктики»).

На Кольском полуострове погода меняется более резко, но на более короткое время. Однако там ветер имеет очень большие скорости, хотя температура не опускается так низко, как на С. Урале. Дополнительно условия определяет очень большая влажность.

Характеризовать аналогичные климатические особенности на Хамар-Дабане, в данном контексте не имеет смысла, поскольку авария там произошла летом. На карте Кольского полуострова район событий на пер. Чивруай находится в самом центре полуострова. Этот район выделен рамкой.

Расположение места трагедии на территории Кольского полуострова.
Расположение места трагедии на территории Кольского полуострова.

Состав группы:
  1. Руководитель Михаил Кузнецов, разрядник по лыжному туризму, студент-заочник юридического вуза - 24 года.
  2. Руководитель Валентин Землянов, выпускник КуАИ - 24 года.
  3. Илья Альтшулер, выпускник КуАИ, кинооператор - 23 года.
  4. Лидия Мартина, инженер в НИИ «Экран» - 26 лет.
  5. Александр Новоселов, первокурсник КуАИ - 18 лет.
  6. Юрий Ушков, первокурсник КуАИ - 18 лет.
  7. Артем Лекант, первокурсник КуАИ - 17 лет.
  8. Сергей Гусев, первокурсник КуАИ - 17 лет.
  9. Юрий Кривов, первокурсник КуАИ - 17 лет.
  10. Анатолий Пирогов, первокурсник КуАИ - 17 лет.

Если рассмотреть этот район более подробно, то там необходимо выделить основные пункты, связанные с событиями, которые будут названы в этом описании.

Reference points
1 Хибинские тундры  2 Ловозерские тундры  3 гор. Кировск  4 гор. Апатиты  5 гор. Мончегорск  6 пос. Ревда  7  8 пос. Ловозеро  9 Умбозеро  10 оз. Имандра  11 Ловозеро  12 Сейдозеро

Здесь находятся основные районы, которые посещают пешие и лыжные туристские группы, как зимой, так и летом – 1 Хибинские тундры и 2 Ловозерские тундры. Лыжные путешественники как правило посещают оба этих горных массива, но летом это затруднено тем, что между ними находится большое озеро – 9 Умбозеро. Основными точками, связанными с этими событиями являются:
3 город Кировск - центр горнодобывающей компании «Апатит», там же находился штаб туристской контрольно-спасательной службы (КСС) всей Мурманской области.
4город Апатиты - является транспортным центром, там находится крупная железнодорожная станция. Между городами Кировск и Апатиты, находится основной аэропорт центральной части полуострова. Все гражданские самолеты и вертолеты вылетали на поиски с этого аэродрома и прилетали сюда же. Часть рейсов военных вертолетов, совершающих транспортные рейсы, тоже садилась на этот аэродром
5 город Мончегорск - там расположен военный аэродром, откуда постоянно летали военные вертолеты, обеспечивающие большую часть поисков, как по времени, так и по объему перевозок.
7 поселок Пунча - это бывший поселок геологов, где оставались только склады геологического оборудования и материалов. Постоянного населения там нет. Там проживал только сторож, который обычно постоянно менялся ежемесячно.
6 поселок Ревда - крупный поселок (для Заполярных районов СССР), откуда группа КуАИ начинала маршрут. До него можно было доехать рейсовым автобусом от станции Оленья, расположенной на железной дороге Ленинград – Мурманск. Станция Оленья находится в 80 км севернее ж. д. станции Апатиты. Почти все маршруты пеших и лыжных путешественников в Ловозерские тундры начинаются или заканчиваются в поселке Ревда. Основной род экономической деятельности – горнодобывающая деятельность и первичная обработка добытого сырья.
9 озеро Умбозеро - одно из крупнейших озер Кольского полуострова. Оно находится в тектонической впадине между Ловозерскими и Хибинскими тундрами Маршрут группы КуАИ должен был проходить по этому озеру, после того, как они пройдут перевал Чивруай. Закачивать маршрут они должны были в городе Кировск, пройдя часть маршрута по Хибинским тундрам.
8 поселок Ловозеро - Крупный поселок – центр Саамского (Лопарского) национального района. Часто туристские группы начинают или заканчивают маршруты в нем, но в этот раз, группа КуАИ там не была.

Дополнительно надо отметить железнодорожную станцию «Оленья», которая не попала на этот участок карты, но это исходное место, куда группа КуАИ приехала на поезде. Она расположена немного севернее и находится на окраине города Оленегорск.


– 3 –

Схема маршрута группы КуАИ и маршруты поиска
Схема маршрута группы КуАИ (реально пройденная часть), и маршруты поиска.

Маршрут группы КуАИ по Ловозерскими тундрам начинался в поселке Ревда, куда они прибыли автобусом 24 января 1973 г. со станции Оленья. Они ехали поездом №82 (Москва - Мурманск), который приходил на железнодорожную станцию в 09.19 МСК. Поэтому они смогли доехать до поселка Ревда довольно быстро и перейти через перевал Элемарайк в этот же день. Это стандартный вариант начала маршрута. В Ревде обычно группы туристов-лыжников сразу пересаживаются на вахтовый автобус до рудника «Ильма», который находится непосредственно около перевала Элемарайк. Расстояние между этими поселками всего 6 км, но идти пешком там нерационально, потому что теряется время очень ценное в условиях полярных широт зимой. От автобусной остановки до перевальной точки всего около 3 км по прямой, но надо набрать ~ 350 м высоты. Это немного для группы которая уже несколько дней идет по маршруту, и уже втянулась в нагрузки, но для той, которая только начала маршрут, это требует определенных затрат времени и сил. Если к этому добавить то, что очень часто происходят задержки из-за недостаточно хорошей подгонки снаряжения и то, что световой день в этих местах очень короткий, то этот переход требует от участников путешествия некоторого напряжения эмоциональных и физических сил. Обычно группа останавливается на ночлег в первом же подходящем месте. Они поступили точно так же. Остановка была сделана в лесной зоне, недалеко от берега Сейдозера, примерно в 4 км от перевальной точки на Юго-Восток.

Хотя и не исключено, что они могли в темноте пройти и дальше – до берега Сейдозера.

На следующий день (25 января) они наверняка долго собирались, поэтому они прошли всего ~ 8 км по маршруту до реки Чивруай и уже сделали остановку на ночлег. Дальнейший подъем был нецелесообразен, потому что зона леса заканчивается очень быстро по мере начала подъема, а прохождение перевала Чивруай требует очень много времени и сил. Надо пройти около 20…22 км до следующей хорошей стоянки, потом набрать около 700 м высоты и спустится на 600 м вниз. Судя по рассказам после начала поисков, в тот же день был день рождения у кого то из их группы. Прошло почти 50 лет с того времени поэтому я не помню точно у кого это было. Мне об этом говорил один из участников данного похода, который не пошел из-за того, что не сдал сессию. Это могло быть дополнительной причиной остановиться рано. В таких путешествиях день рождения отмечают, как обычно, делая праздничный ужин с импровизированным тортом. Это требует времени.

В день, когда они начали подъем на перевал Чивруай (26 января), как и в два предыдущих дня, внизу была обычная для такого времени погода – небольшой мороз (обычно примерно -15°C…-18°С), но большая влажность (~ 80…90%). Это обычная погода для данного времени и района Ловозерских тундр. Внизу наверняка небольшой ветерок появлялся только на открытой части Сейдозера. Какая погода бывает наверху, в нижней части подъема понять бывает весьма трудно. Ловозерские тундры представляют из себя глубокую «подкову», обращенную на юг. Высота гор над уровнем Сейдозера, в разных местах составляет 650…900 м Поэтому не слишком опытным туристам трудно или почти невозможно прогнозировать наличие сильного ветра наверху. Расслоение ветра по высоте бывает очень сильным. Особенно это характерно для Кольского полуострова.


– 4 –

Далее события развивались примерно следующим образом:

Детальный план расположения основных объектов события по итогам поисков.
Детальный план расположения основных объектов события по итогам поисков.

26 января группа поднялась до Верхнего Озера без больших проблем. Обычно это требует около 3-3,5 часов ходового времени.

Чивруайская трагедия. Последнее фото группы.
Фото перед подъемом на плато Ловозеских Тундр. Ущелье перевала Чивруай-Ладв, верхняя часть.

Там уже наверняка уже был ветер, но пока еще небольшой величины. На него группа не обратила серьезного внимания. Наверняка чувствовалась тенденция усиления порывов ветра, но для того, что бы это понять, нужно было иметь опыт путешествий по этому региону гораздо больший, чем был у этой группы. Для этого нужны десятки походов в этом районе.

После верхнего озера идет крутой подъем до исходной точки западного варианта выхода непосредственно на плато Западной части Ловозерских тундр. Начиная с этого места, существует два варианта подъема на само плато: Северный и Западный. Это видно на карте, которая расположена выше.

Обычно все группы используют основной – Западный вариант подъема, он более пологий и длинный. Недостатком его является то, что после длительных ветров там образуются снежные карнизы, которые представляют опасность небольших лавин. Небольшая по объему лавина не означает, что она не может быть опасной. Эти же карнизы способствуют тому, что ветер «пролетает» узкую часть этого «аппендицита» и его в полную силу можно почувствовать только на самом плато.

Подъем по этому (Западному) варианту осуществлялся через знаменитый «рог» (или «аппендицит»), который располагают к западу от Северного варианта пути. На фото, приведенном выше, уже видно, что они прошли место подъема Северным вариантом. Западный - более пологий и более простой у них находится еще впереди. Группа Виктора Самоделова из МАИ, которая их нашла на сутки позже тоже шла этим же вариантом. Перевал Чивруай никто не проходил в промежутке между этими двумя группами.

Группа КуАИ поднималась Западным вариантом, больших карнизов там не было, так же как и не было сильных и продолжительных ветров накануне этого случая. В книге Петра Ивановича Лукоянова указано, что группа поднималась Северным вариантом, но это ошибка. В самом начале поисков в направлении этого варианта подъема на плато был найден один (или два?) следа, аналогичных следам- столбикам, которые были такими же как и в случае с группой Дятлова. Принадлежность этих следов не удалось установить точно. Видимо это след кого то из более поздних групп, которые проходили после них, но до начала поисков. Возможно так же, что группа КуАИ искала возможность спустится уже после того, как они попали в обстановку сильного ветра и это их след.

Но боле поздние поиски нашли многочисленные следы этой группы уже в Западном подъеме. Информация об этом появилась уже после того, как были первые известия о вариантах подъема наверх. И еще до того времени, когда была идентифицирована обувь группы.

После того, как группа вышла на плато они попали в зону сильного ветра. По данным метеостанции, которая находилась в поселке у рудника Ильма в 1973 г., температура ночью была равной -28°С и скорость ветра достигала 50 м/с. Говорили, что в поселке Ревда ветром повалило несколько телеграфных столбов и срывало листы железа с крыш домов.

Какие параметры погоды были в то время, когда группа выходила на плато, не понятно. При такой скорости ветра их бы просто оттуда сдуло обратно вниз. Поэтому можно предполагать, что при их выходе на плато ветер был еще не таким сильным. А затем он резко усилился.

В другое время и в другом месте Ловозерских тундр на Кольском полуострове, я наблюдал как погода может меняться очень резко. Когда мы шли по плато по перевалу Тавайок вначале была ясная погода, светило солнце, но на горизонте появилась маленькая туча. Через несколько минут все вокруг было заполнено метелью на высоту ~ 2…2,5 м, и ветер дул настолько сильно, что это мешало идти не только против ветра, но и под углом к его направлению. Интересно то, что если удавалось стоя поднять лыжную палку вверх, там было видно солнце сквозь метель. Нам пришлось поставить палатку и ждать улучшения погоды почти двое суток. Там все перевалы проходятся так, что около 1…2 км или больше приходится идти по плоскому плато, а стенки ущелий, которые образуют перевалы, имеют уклон близкий к 90 градусов и высоту стенок от 50…80 до 400 метров. Попасть в место шириной 50…100 м, где был возможен нормальный спуск только при нормальной видимости, было нереально. До места спуска оставалось больше 1 км, а приборов GPS в то время не было. Даже названия еще не придумали.


– 5 –

Я думаю, что у них вполне могла быть такая же ситуация. Они вышли наверх, прошли небольшое расстояние (например, до места, где их нашли 5 человек, замерзших в палатке), а в это время погода резко ухудшилась. После этого они пытались найти возможность спустится со скалистого обрыва правого склона долины Киткуай, но это не получилось потому то погода стала более чем экстремальной.

Их план перехода через перевал состоял в том, что бы пройти вдоль обрывистой правой стороны долины Киткуай и плавно спустится в среднюю часть этой реки. Дальше они могли легко спуститься в лес и подойти к берегу Умбозера при любой погоде. Эта часть маршрута вообще не представляла никаких сложностей.

Движение вдоль скалистого борта в условиях снежной пурги и навстречу ветру было опасно тем, что группа могла не увидеть кромки скалистого обрыва и упасть вниз с высоты не менее 80 м, там практически на всем протяжении 3 км их пути, имеются отвесы. Только в очень узких и редко встречающихся местах можно спуститься по склону крутизной около 60 градусов. На этом участке нужны альпинистские кошки, но их не брали, потому что в любом другом месте они были не нужны, а при более хорошей погоде можно найти место, где можно спуститься и без кошек. Хотя если они шли вдоль обрывов то и спускаться с этих обрывов в нормальных условиях там было не нужно.

Если рассмотреть все варианты возможного спуска с этого перевала в долину Киткуай, то их будет три варианта:

  1. Непосредственно после того, как они прошли перемычку между Западным подъемом от реки Чивруай то сразу есть возможность спускаться в самые истоки реки Киткуай. Этот спуск имеет крутизну около 40…45 градусов и высоту около 300 метров. Поскольку группа шла в путешествие только второй категории сложности (в то время было всего пять категорий), они не должны были использовать такие сложные варианты спуска. Дополнительно нужно сказать, что даже в критической ситуации руководители не стали бы там спускаться, потому что уже был сильный ветер (наверное даже еще не самый сильный из того, что они получили), который мог сбросить участников на спуске.
  2. Вдоль правого обрывистого берега реки Киткуай (так, как они и шли). Это самый легкий и пологий, но и самый длинный путь по плато через перевал. Он может быть легко пройден на лыжах и спуск не представляет технических сложностей при нормальной или даже несколько худшей погоде. Он вполне соответствует той категории сложности, которую они заявили, но не при таком ветре, который они получили. В их конкретных условиях он имел один, но очень сильный недостаток: очень сильный ветер был практически навстречу движению группы.
  3. Пытаться спуститься в долину реки Куфтуай. Эта долина находится севернее места их пути по плато. Но это был самый плохой вариант, если учесть погодные условия. Ветер дул уже почти точно навстречу, но только не справа по ходу движения, а чуть слева. Расстояние для нормального спуска на лыжах было не меньше, чем в варианте 2. Потому что им надо было сильно отклоняются от маршрута к северу и расстояние до зоны леса там намного больше. Но, судя по их действиям, они пытались проверить возможность и этого варианта тоже. Существуют такие обоснованные предположения. Лида Мартина и Саша Новоселов были найдены в таком месте, которое предполагает их движение в этом направлении или обратно от него.

Каков мог быть ход событий во время, когда группа оказалась в такой обстановке?

Для этого надо учитывать то, что длина (около 16…18 км – до места остановки – реальная, а не по бумажному измерению!) и высота (около или даже больше700 м – с учетом знакопеременного по высоте движения по рельефу) подъема были значительными для группы их состава. Поэтому дневная усталость уже наверняка ощущалась. Поэтому, когда погода (предположительно) начала резко ухудшаться, и стало ясно, что движение затруднено, было принято решение о том, что Михаил Кузнецов остается с самой слабой частью группы (четверо в палатке были студентами первого курса) на месте, а еще 2 группы:

  1. Валентин Землянов с Артемом Леконтом и Илья Альтшулер.
  2. Лида Мартина (она имела хороший альпинистский опыт!) с Александром Новоселовым идут на разведку наиболее простого и безопасного спуска. Первая группа должна идти по основному варианту – вдоль правого обрывистого берега реки Киткуай, а группа 2- разведывать спуск в долину реки Куфтуай, или искать возможность спуститься обратно в долину реки Чивруай – как вариант для их задания на поиск. Их следы были видны (но только на небольшом расстоянии) в направлении перевала Куфтуай.

Если рассматривать всю картину событий с конца – с тех мест, где были найдены все участники группы, то получается такой сценарий:<бр/> - те, кто остался в палатке, быстро потеряли работоспособность мышц и не смогли сопротивляться холоду (движением, другое у них было исключено, так же как и в группе Дятлова), поэтому замерзли они относительно быстро. Они накрылись палаткой (установить ее при таком ветре было невозможно), Михаил Кузнецов до конца пытался удержать веревочную растяжку палатки от ветра, и его замерзшая до льда рука была видна, когда палатку обнаружили первые, кто смог пройти перевал впоследствии. Это была группа МАИ под руководством Виктора Самоделова. Его фотографию с видом на найденную палатку я привожу здесь.

First bodies found by Samodelov group.
Картина места трагедии увиденная группой МАИ через один день после гибели группы КуАИ.

К сожалению, исходный негатив мне сейчас недоступен, а за прошедшие почти 50 лет отпечаток выцвел, поэтому качество очень плохое, но другого снимка все равно нет. Мотивация прохождения перевала в этот день была совершенно твердой.

У них был контрольный срок - 31.01 в Кировске. Они не могли долго оставаться на стороне Сейдозера.

В предыдущий год (в 1972 г.) другая группа КуАИ с участием М. Кузнецова и И. Альтшулера тоже шла из Ловозерских тундр в Хибины, и нарушила контрольный срок на один день. Мы (кто был в это время в распоряжении КСС) отправились на поиски, а при прохождении перевала Ворткеуай я попал под лавину. Михаил Кузнецов (мы с ним были знакомы, потому что он был комендантом Грушинского фестиваля и мы там с ним встречались) помнил об этом. Нарушать контрольный срок дважды подряд с интервалом в один год у них не было никакого желания. Это как натупать на одни и те же грабли два раза подряд.

Дополнительно у них появлялись осложнения:
Погода ухудшалась, что было заметно по сравнению с предыдущим днем, и они не хотели застрять на стороне Сейдозера. Если бы они прошли западную частью Ловозерской подковы, их уже ничего не могло бы удержать что бы они пришли вовремя. Они добрались бы до Кировска гарантированно в нужное время. Мотивация действий и последствия этих действий, - это совершенно разные категории понятий. Точно знать заранее, что будет потом – невозможно.

Итак, их мотивация на прохождение перевала в это день, я надеюсь, понятна читателю.
Время событий, когда все это случилось тоже было рассчитано во время поисков.
По расчету, который мы делали вместе с начальником КСС Мурманской области - Анатолием Островским - скорее всего они погибли вечером 26 января примерно в диапазоне с 20.00 до 24.00 (00.00 27 января) местного время (UTC + 3 часа). Оно совпадает с Московским.


– 6 –

Поисковые работы.

На поиск я ездил 3 раза по 5…14 дней каждый раз.

  1. С 02 февраля 1973 по 06 или 07 февраля 1973 г.
  2. С 8 марта 1973 по 15 марта 1973 г.
  3. С 23 мая по 04 июня 1973 г.

К сожалению, первые два раза мне было практически некогда делать фотоснимки? и погода была такая, что не было хорошей видимости. Поэтому от этих посещений осталось очень мало снимков. Я не могу исключить того, что за те более чем 45 лет, которые уже прошли, часть снимков была потеряна. Возможно, они были отданы кому то для просмотра и не вернулись.

У меня осталось всего 3 снимка за февраль 1973 г., которые имеет смысл приводить здесь, если не считать их дубли.

События с самого начала развивались так:
30 января мне позвонили с некоторым интервалом друг от друга:

  • руководитель одной из групп нашей секции лыжного туризма МАИ Виктор Самоделов и сообщил, что они нашли несколько тел на перевале Чивруай .Об этом они сообщили в спасательной службе Мурманской области.
  • Одновременно звонил Начальник этой КСС - Анатолий Островский (мой хороший знакомый по жизни). Он просил меня, когда группа Виктора приедет в Москву, чтобы я срочно проявил пленки, на которые снимал Виктор (или кто то из его группы) при обнаружении палатки и тел. А затем с пилотом первого же самолета, который должен был вылететь в Кировск (там была КСС), передал ему эти снимки.

В этот же день, когда группа Виктора приехала в Москву (поезд идет 1,5 суток, значит это было 01 февраля 1973 г.) я проявил эти пленки, сделала отпечатки и сам вылетел в Кировск на следующий день, а точнее в ночь на 02 февраля. Я был начальником спасательного отряда нашей секции МАИ, поэтому командировку из спортклуба института и ЦС по туризму оформили сразу. Был небольшой скандал из-за того, что через 3 недели я должен был защищать диплом. Но все обошлось. Когда я прибыл на аэродром «Кировск-Апатиты» 2 февраля 1973, Анатолий Островский приказал мне пересесть прямо с самолета на вертолет вылетающий в Пунчу, и мы вылетели на Чивруай, чтобы осмотреть место и перевезти тела в Кировск. Была большая команда, включающая представителей МВД, прокуратуры и спасательной службы.

Утро 2 февраля 1973. Взлет вертолета с аэродрома Кировск-Апатиты
Утро 2 февраля 1973. Низкое солнце заполярья. Взлет вертолета с аэродрома Кировск-Апатиты на поиски места трагедии.

Рано утром 2 февраля 1973 года мы вылетели с аэродрома «Кировск-Апатиты». Города Кировск и Апатиты находятся за полярным кругом на Кольском полуострове. На фотографии видно, что солнце стоит очень низко. Это характерно для Заполярья зимой. В день вылета было очень холодно. Температура на аэродроме утром была -27°С и легкий ветерок. Но это ощущалось как «очень холодно», потому что рядом находится Баренцево море и течение Гольфстрим, поэтому там всегда бывает очень большая влажность. Когда я служил в армии в том же районе, у нас был случай, когда глохли авиадвигатели на подготовке полетов, потому что 100% влажность резко снижала температуру газов в турбинах двигателя самолета. За счет того, что испарение воды поглощало большую часть тепловой энергии, которое должно было дать авиатопливо.

Города Кировск и Апатиты это центр добычи и обработки руды содержащих фосфор (известной как апатит), из которых делают удобрения для сельского хозяйства. Там их производят больше, чем где то во всем остальном мире. Внизу видна электроподстанция, которая снабжает энергией все рудники и фабрики обоих городов. Вдалеке виден типичный пейзаж этих мест – озерные и болотистые равнины между гор

Вид на Хибинские тундры с борта вертолета 02 февраля 1973.
Вид на Хибинские тундры с борта вертолета 02 февраля 1973.

На второй половине пути из Кировска до перевала Чивруай находится большое озеро Умбозеро, которое разделяет горные массивы Хибинских и Ловозерских тундр. Фотография сделана назад по маршруту полета с видом на Хибинские тундры. Их высота небольшая, в среднем 900…1000 метров над уровнем моря. Большая часть вершин плоская, и имеет очень крутые склоны.

Мы вылетали из точки, которая находится слева (если смотреть на это фото), за самой большой горой и пролетели уже более 90 км. В тот день впервые после 26 января была хорошая (летная) погода, мороз примерно -20°С. Такой мороз на Кольском полуострове ощущается хуже, чем где-то в Сибири, примерно как -30°C…35°С, потому что здесь очень большая влажность - поблизости протекает Гольфстрим и часто дует ветер из арктических регионов. Однако хорошая погода в тех местах ненадолго, к вечеру она опять испортилась.

Несколько дней спустя, на вертолете мы перевезли все найденные на плато 5 тел в поселок Пунча за 2 рейса, а на следующий день отправили их в Кировск.

Вертолет в поселке Пунча 02.02.1973
Вертолет в поселке Пунча 2.2.1973

Вертолет типа Ми-4 (такие же летали на поисках группы Дятлова) сел в брошенном поселке геологов «Пунча». Там организовывали базу для работы на перевале Чивруай. Для поисков и вывоза тел нужно было сделать несколько рейсов, поэтому нужна была база для накопления того, что требовалось перевозить туда и обратно. Погода не дала возможности вылететь на перевал сразу, поэтому те, кто остался в поселке несколько дней искали по всему западному подножью Ловозерских тундр стоянки и другие признаки группы КуАИ, которые, вероятно, должны были сохранится в окрестностях с южной и западной стороны гор.


– 7 –

Схема маршрута группы КуАУ от его начала до места трагедии и начальные маршруты поиска.
Схема маршрута группы КуАУ от его начала до места трагедии и начальные маршруты поиска.

На этой же схеме нанесены линии маршрутов поиска спасательных команд (тонкая пунктирная линия фиолетового цвета).

Погода окончательно ухудшилась и пройти перевал для поисков на плато не было возможности. Группа поисковиков отправилась в обход озера Сейд, через Мотка-губу в район Седозера. Они обследовали ущелье ручья Чивруай-ладв, но никаких следов не нашли.

Второй раунд моих поисков был в марте. Было тщательно обследовано озеро Сейд, долины перевалов Чивруай и Куфтуай с обоих сторон, было выполнено много маршрутов поисков на плато, но никаких новых результатов до 15 февраля не было получено.

За это время военными вертолетами на место событий был заброшен каркасно-щитовой домик для поисковой команды.

Домик команды поиска на плато перевала Чивруай.
Домик команды поиска на плато перевала Чивруай.

Это позволило вести поиски непосредственно на месте событий и дало возможность тщательно обследовать склоны вокруг этого места.

Склоны перевала Чивруай
Склоны перевала Чивруай в сторону реки Киткуай. Видны следы сошедших лавин.

Склоны были лавиноопасны и следы небольших сошедших лавин видны на фотоснимках. Работа по поиску была довольно опасной, но это понималось как допустимое при соблюдении необходимых мер безопасности.

Во время этого выезда мы смогли провести несколько любопытных экспериментов, которые могут представлять интерес при анализе случая с группой Дятлова.

  1. Мы обратили внимание, что несколько часов у участников группы, которую нашли самой первой, остановились примерно в одинаковое время. Поэтому мы пытались найти причину такой синхронной остановки часов. Мы нашли несколько разных типов часов и начали их вывешивать на ветру или класть на крышу домика. Но это не давало никакого результата, часы продолжали идти до полной остановки в разное время. Тогда Анатолий Островский предложил положить их на лед. Потому что замерзший человек состоит из биофрагментов, пропитанных водой, а при замерзании это такой же лед. Из оставшихся к тому времени 5 штук механических часов разных марок (там были такие марки, как: часы «Слава»; часы «Спортивные» - это были мои часы! и тогда они выглядели вот так. Затем много лет они хранились в моем загородном доме, где был потом пожар, поэтому сейчас они выглядят уже вот так - интересным явлется то, что механизм сохранил работоспособность, но отсутствие стрелок и головки взведения пружины часов не дает возмодности это продемонстрировать на видео наглядно; часы «Восток», часы «Ракета» и японские часы «Seiko Sportmatic» - это были часы кого то из спасателей, который перед этим ездил в Финляндию. Я не смог найти изображение этих часов той модели, которая была тогда у нас.)

    Если я правильно помню количество часов, то марки их я помню точно. Если были еще одни, то это были какие то другие часы производства СССР, такой же марки, но не «Спортивные».

    Все часы тогда остановились примерно в одно и то же время с разбросом в 30…40 минут по амплитуде. Общее время хода было в районе 2,5 часов. Это наблюдение позволило потом определить примерное время смерти большей части участников группы КуАИ.

    Если я правильно помню показание часов первых пяти жертв, то там было обозначено время примерно 01.00 (один час ночи).


– 8 –

  1. Сильным ветром во время происшествия много разных предметов снаряжения было разбросано по плато перевала.

    Мы пытались выяснить закономерности разброса вещей ветром, но из этого ничего не получилось. Видимо после того как ветер сменил направление, часть вещей осталась не засыпанной и их переносило в другом направлении. Но по положению наиболее тяжелых из найденных вещей можно заключить, что направление ветра было примерно с северо-запада на юго- восток.

    Спальный мешок, принадлежавший группе KuAI
    Спальный мешок, принадлежавший группе KuAI

    Например, на данном фотоснимке видно, что этот спальный мешок был найден на расстоянии примерно 150…300 метров от того места, где была найдена палатка. Вещи переносились ветром до тех пор, пока они не останавливались каким то препятствием (например, камнем или снежным выступом), а потом плотно прижимались к нему этим же ветром. Еще позже они были засыпаны переметаемым снегом и были найдены только тогда, когда снег начал таять, или ветром другого направления этот снег был сдут с какой-либо части этого предмета.

  2. Во время первого, второго и третьего моего посещения поисков были найдены следы аналогичные тем, которые были найдены при поиске на перевале Дятлова. Только разница в их количестве была очень большая по сравнению с 1959 г. Как говорит практика поисковых работ, найти следы имеющие четкое направление и закономерность в движении людей очень маловероятно. На поисках на Чивруае было найдено всего около 10…15 штук (?) следов (за все время поисков), расположенных в разных местах. Определить их закономерность или хотя бы количество людей, которые прошли по каждому участку мы не смогли. Очень часто встречались не парные следы (т. е. состоящие из одного единственного отпечатка а другой не был виден вообще). Некоторые траектории их перемещения удалось установить только в самом конце поисков, когда были найдено наибольшее количество следов и только статистическим методом. Причем эти траектории можно считать просто вероятными, а не однозначными. В журнале поисков фиксировались места обнаружения следов и находок вещей с самого начала и до самого конца поисков. Сохранность следов была различной и они появлялись либо при изменении направления ветра (в самом начале поисков), или когда снег уже начал таять. Во время второго моего заезда, а точнее на следующий день после того как я улетел на вертолете, были найдены тела Лиды Мартиной и Александра Новоселова, а рядом с ними были найдены несколько отпечатков следов. Получилось это так: вновь прилетевший вертолет сдул снег и на поверхности появился кусок веревки. Когда эту веревку потянули и разгребли снег, то обнаружили два замерзших человека. Когда начали разгребать снег на большой пощади рядом, то увидели отпечатки следов из более твердого снега, чем тот, который разгребали.

Военный вертолет на Чивруае.
Военный вертолет на Чивруае.

Это прилетел мой друг по службе в армии – капитан Евгений Панько. Я проходил военную службу на том же аэродроме в городе Мончегорск через год после этого, но не в вертолетной эскадрилье, а в полку авиационной разведки.

Каждый раз, когда прилетал вертолет, и была возможность его использовать для поиска, осматривались окрестности сверху. Площадь поисков была очень большой поэтому использовали этот шанс, хотя эффективность такого поиска была очень малой. На местности находится очень много камней и других посторонних предметов (формы рельефа, надувы, карнизы на склонах) что за очень короткое время наблюдения нельзя было не то что идентифицировать, но и даже хорошо рассмотреть каждый такой предмет. Надеялись только на случай, когда будет очень четкий силуэт тела.

Air surveillance of the Chivruay river
Наблюдатель осматривает верхнюю часть долины реки Чивруай с воздуха.

Вертолет находится примерно на 50 м выше уровня плато. Внизу видно Сейдозеро и восточная часть подковы Ловозерских тундр.

Для сравнения, примерно тот же вид с другой же точки, несколько ближе к палатке и непосредственно с уровня плато. Этот снимок сделан около выхода северного подъема на плато. Точка самой верхней части подъема находится несколько левее. Видны крутой левый (орографический) и заснеженный правый берег реки Чивруай. А так же почти весь путь подъема от Сейдозера. Само озеро не видно за левой (на снимке) скалой.

Вид на долину реки Киткуай с вертолета. На переднем плане - начало спуска с наиболее узкой части перемычки водоразделов рек Чивруай-Ладв и Киткуай. Справа видны обрывы правого (орографического) берега долины реки Киткуай. Вдали виден Хибинский горный массив и озеро Умбозеро, покрытое льдом. Палатка группы стояла вблизи второго выступа обрыва.

Вид на долину реки Киткуай с вертолета
Вид на долину реки Киткуай с вертолета

На переднем плане - начало спуска с наиболее узкой части перемычки водоразделов рек Чивруай-Ладв и Киткуай. Справа видны обрывы правого (орографического) берега долины реки Киткуай. Вдали виден Хибинский горный массив и озеро Умбозеро, покрытое льдом. Палатка группы стояла вблизи второго выступа обрыва.


– 9 –

Мой второй приезд на поиски был практически не совсем безрезультатным. Не было найдено ни одного нового тела, но там было проведено много разных наблюдений и высказано много идей по методике ведения поиска. Поисковые команды были небольшими (8…10 человек), но интенсивность работы была высокой. Каждый день осматривалась площадь около 1…1,5 кв. км. Часто приходилось спускаться и подниматься на крутые и опасные склоны. Погода была различной, но очень редко было солнце и почти не было ветра.

Выезд на третий период поисков я планировал на майские праздники с расчетом на то, что намного уменьшится количество снега и можно будет найти всех оставшихся (к этом моменту планирования не было найдено еще 3 человека). Но жизнь вносит свои коррективы. Сначала у меня умирает родственница и мне приходится заняться таким печальным делом, как похороны. Затем, непосредственно сразу после 1 мая, из Иркутска сообщили, что нашли тело предположительно нашего парня, который пропал в августе 1972 в устье реки Билюта при впадении ее в реку Китой , при переправе группы через реку Билюта.

В тот же день мы втроем (команда спасательной службы турклуба нашего института) вылетели в Иркутск и неделю с лишним занимались всем тем, что надо было сделать для завершения поисков 1972 года. И в этом эпизоде можно найти сходство с тем что было на поисках группы Дятлова. Тогда обязательно надо сказать о том, что и там и там, имелось сходство с обнаружением тела очень сильно и очень быстро разрушенного водой после оттаивания. Всю зиму тело было вморожено в лед берега реки Китой, у Федюшкиной речки. Это находилось в 13 км ниже от того места где он пропал. В первых числах мая 1973 г., группа Иркутского клуба туристов обнаружила его еще внутри ледяного фрагмента, но без каких то заметных повреждений, если не считать того, что бывает с утопленником. Мы прибыли на место где его нашли туристы из Иркутска через 5 или 6 дней и обнаружили, что многие части тканей тела, омываемые водой, почти полностью разрушены. Что называется – до костей. На других – вмерзших в лед частях тела, заметных изменений не было заметно. Это иллюстрация воздействия талой воды в течении менее чем недели, которая может быть использована при сравнении с травмами у последней найденной четверки группы Дятлова.

После того, как мы вернулись с В. Саяна, я получил направление в армию по распределению (бы такой период, когда требовалось укомплектовать инженерный состав авиации квалифицированными кадрами, подготовленных как офицеры запаса на военных кафедрах ВУЗов), но поскольку у меня была задержка до осени, я остался работать на профилирующей кафедре и смог поехать на Чивруай в третий раз. Это было уже в конце мая. До этого на поисках уже нашли еще двоих участников группы КуАИ на выходе из ущелья в сторону Умбозера, у правого (орографического) борта реки Киткуай. Это были Валентин Землянов и Артем Леконт. Часы на руке у кого то из них показывали 04.33 АМ (утра), но те, кто их выкапывал, не догадались посмотреть на то, начали часы функционировать после того как их отогрели, или нет. В протоколе обнаружения об этом ничего не сказано. Я обращаю внимание на это потому, что про это будет сказано дальше по тексту.

Вместе с моим другом и коллегой по работе на нашей кафедре МАИ Юрием Козиным утром 22 мая мы прилетели в аэропорт Мурманска, а затем на поезде переехали в КСС Кировска.

Город Кировск
Город Кировск

Центральная площадь, которая более известна под названием «Круглая». В плане она имеет полукруглое очертание, но все ее называют «Круглой». Такой она предполагалась по архитектурному генплану города.Там находится центральный магазин «Большой Вудьявр» - так называется большое озеро, которое расположено за ним и на берегу которого расположен город Кировск. Когда мы приехали (23 мая 1973) в Кировске еще была почти что зима – снега было везде много. На заднем плане видны склоны горы Айкуайвентчорр на которой находятся хорошо известные горнолыжные трассы. Весной (особенно в марте и апреле) в Кировск приезжало много горнолыжников со всего СССР. К сожалению из-за недисциплинированности и катания на непроверенных склонах практически каждый год там попадают в лавины горнолыжники и сноубордисты./p>

Там нас уже ждала группа из Куйбышева(сейчас он называется Самара), в которую входили опытные туристы КуАИ и городского турклуба.

Военные вертолеты в это время не летали, потому что они были на плановых регламентных работах, а заказывать специальный вертолет у гражданской компании не было времени и это было очень дорого. Военные вертолеты летали с измененными заданиями тренировочных полетов, согласно планам их командования, поэтому они не требовали оплаты.

Утром следующего дня на рейсовом автобусе мы добрались до поселка Умба, который находится на южной оконечности Умбозера, а затем на дрезине, которая перевозила рабочих рудника и железной дороги мы доехали до поселка Пунча. Там находился импровизированный штаб и база поисков «на периферии».

Дрезина, которая нас довезла до поселка Пунча
Дрезина, которая нас довезла до поселка Пунча

При погрузке вещей видны (справа – налево) Вениамин Мочалихин, Юрий Козин и проводник с собакой, которого направила милиция.

Поселок Пунча был оставлен геологами за несколько лет до этого, но использовался как база оборудования и приют для рабочих железной дороги и случайно оказавшихся там шахтеров рудников, которые переезжали на поездах между рудниками и поселком Умба. На Северных территориях такие пункты делают специально. Например, на тот случай, когда у поезда случится неисправность. Зимой в этом регионе очень холодно и часто дуют сильные ветра.

Поселок геологов Пунча
Поселок геологов Пунча. Видны несколько домиков, которые хорошо сохранились.


– 10 –

В поселке мы обнаружили, что сверху спустились два солдата инженерных частей Кандалакской дивизии, которых туда направило военное командование в помощь поисковым командам. Сами парни с удовольствием занимались любой работой на поисках, потому что у них была более вольная жизнь, чем в расположении своей воинской части. Они даже просили не отзывать их обратно в полк, поскольку там был отведен срок две недели, после которого состав военных должен был заменяться.

Военные и наша поисковая команда перед уходом на перевал Чивруай.
Военные и наша поисковая команда перед уходом на перевал Чивруай.

Солдаты спустились, что бы забрать продукты для питания наверху, которые им поставлялись с военных складов. Но группа поиска, которую мы меняли, и которая улетела два дня назад забрала все свои рюкзаки. У солдат рюкзаки не были предусмотрены по уставу, а вертолеты в это время не летали, им пришлось забирать продукты в картонных ящиках, обвязанных веревками.

Солдат забирает груз в виде импровизированного рюкзака.
Солдат забирает груз в виде импровизированного рюкзака.

Такая переноска груза очень неудобна, но другой возможности забрать груз не было.

Поскольку погода была прекрасная (почти безоблачное небо и солнце) и уже наступил Полярный день (круглые сутки солнце находится над горизонтом. Полярный день в это время - обыкновенное явления за Полярным кругом и вблизи его) мы решили в этот же день подняться наверх. Расстояние было большое – около 25 км и надо было набрать 700 м высоты, но другого варианта не было, поскольку мы были поисковой партией, а не просто группой туристов.

Сначала нам надо было пройти 8 км по полотну железной дороги.

Начало пути на перевал Чивруай
Начало пути на перевал Чивруай.

Место перевала отмечено стрелкой. До туда почти 25 км и 700 м подъема. Затем 4 или 5 км по лесу и снегу, вдоль нижнего течения реки Кикуай, до границы леса.

Граница леса на реке Киткуай
Граница леса на реке Киткуай.

Мы с Юрой Козиным идем впереди на лыжах и пробиваем тропу в снегу. За нами идут участники поисков из города Куйбышев и помогают солдатам в переноске неудобного груза.


– 11 –

Когда закончилась зона снега, мы с Юрой вышли на высокий левый (орогр.) борт реки Киткуай. Наши лыжи мы оставили внизу солдатам, поскольку снег стал более глубоким и им стало почти невозможно идти с грузом. Спускались они по берегу, где мы стояли, и где снега почти не было на большом протяжении и они спускались без груза. В данный момент груз был около 20 кг на каждого из них.

Подъем по левому склону долины реки Киткуай.
Подъем по левому (орографическому) склону долины реки Киткуай.

Вдалеке виден Хибинский горный массив а перед ним, озеро Умбозеро, где на льду уже появляется вода. Но толщина льда еще очень большая, примерно 1 метр. На части склона хорошо освещаемой солнцем снег уже стаял, но внизу еще много снега. Это конец мая месяца в Заполярье.

Начиная с этого места стало хорошо видно всю долину Киткуая вплоть до самого верха перевала. Но отсюда нам надо было идти до него еще больше 12 км.

Долина реки Киткуай

Долина реки Киткуай, вид снизу, от границы растительности. Хорошо видно классическую перевальную точку и место расположения палатки. Пунктиром обозначен наш путь к базовому лагерю наверху. Точно так же, только в обратном направлении, должна была идти группа КуАИ. Но не подниматься на этот склон, на котором мы стоим, а уходить вниз непосредственно по руслу реки.

Мы поднялись к домику поисковой команды уже поздно вечером. Однако солнце было все еще высоко над горизонтом. Была Полярная ночь, которая для жителя средней полосы мало отличалась от дня в данное время.

Наш домик наверху плато Чивруая
Наш домик наверху плато Чивруая

Наш домик наверху плато Чивруая, который использовали поисковые команды с марта по июнь 1973 г. Снимок сделан сразу после нашего прихода на этот базовый лагерь. Юрий Козин (впереди) и Вениамин Мочалихин (сзади) устанавливают лыжи так, что бы их не могло повалить сильным ветром, если бы он был «в ночь» после этого. Снимок домика я уже приводил ранее для иллюстрации моей второй поездки на поиски.

Наш домик представлял собой каркас сруб из бруса 100 х 100 мм, обшитый досками с обоих сторон и заполный синтетическими утеплителем внутри. Размер его был 3 х 4 м снаружи и там могло расположиться до 8 человек. Крыши, как таковой (в строительном смысле этого слова) там не было. Был потолок, заполненный минеральной ватой, укрытый полиэтиленовой пленкой, которая удерживалась набросанными сверху камнями. Отсутствие крыши объяснялось просто: ее просто убрали, что бы максимально облегчить переноску домика вертолетом. Потому что грузоподъемность его, с учетом высоты (почти точно 1000 м н. у. м.) и монтаж в условиях постоянного ветра, другим способом выполнить было не возможно.

Внутри были оборудованы нары, маленький стол и печка типа «буржуйка». Она была такой же как обычно используют туристы-лыжники в палатках, только она была изготовлена из более толстого металла и она устанавливалась стационарно. Для большей тепловой инерционности она была дополнительно обложена камнями. Из-за этого она дольше держала тепло. Конечно, печку, дрова и другое оборудование привезли на перевал позже того, как доставили сам домик.

Поскольку в это посещение было как бы две разных команды: наша – Юрий Козин от МАИ, я – от МАИ и ЦС по туризму ВЦСПС, и команда города Куйбышева – 6 человек, то мы решили, что начальником это объединенной группы будет Вениамин (коротко - Веня) Мочалихин, а мне отводилась роль главного инспектора. Разногласий по принимаемым решениям у нас не было вообще, и все решения мы принимали сообща всей группой. Собственно все необходимые действия были естественно обусловленными, поэтому появлению разногласий не было причины.

Если говорить о Вене, то он был очень замечательным человеком. То что он уже имел звание Мастера спорта СССР, это не самое главное. Его уникальность в нашей группе была в том, что он недавно вернулся из уникальной и недавно перед этим неудачно закончившейся лыжной экспедиции на Северный полюс. Но не из-за каких то ошибок или недоработок самой группы.
Об этом надо говорить отдельно.


– 12 –

Если сказать коротко, то к началу 1973, среди выдающихся лыжных тургрупп в СССР было уже несколько команд, которые такие экспедиции могли совершить в автономном режиме. В Москве это была группа, которая образовалась вокруг Петра Ивановича Лукоянова. Причем в Москве могло быть набрано 2…3 таких группы примерно одинакового уровня в количестве 6…8 человек каждая… В Ленинграде тоже была такая группа или даже две. Кто был ее организатором и руководителем, я сейчас не могу вспомнить, но хорошо помню Сергея Колюбакина с которым обменивались идеями по конструкции снаряжения для таких путешествий в ЦС по туризму ВЦСПС. Аналогичная группа была в Архангельске, куда входил Эдвин Гибшман; наверняка была быть в Свердловске, куда тогда возможно входил Сергей Харин; и в Куйбышеве, руководителем которой был преподаватель радиофакультета КуАИ Петр Молотов, и куда входил Вениамин Мочалихин. Я наверняка забыл еще кого то, поскольку пишу только о тех, кого сейчас помню, спустя почти 50 лет после этого.

Все они готовились к такому путешествию в разной степени успешности, у всех были разные возможности, но так получилось, что к весне 1973 года, группа из Куйбышева под руководством П. Молотова самостоятельно вышла на маршрут, согласовав все необходимой со многими организациями и смогла получить необходимые разрешения и материальное обеспечение. Группа была хорошо тренирована и имела качественное (для того периода!) снаряжение. Включая самодельные но очень качественные малогабаритные радиостанции, конструкции самого П. Молотова. Он был выпускником радиофакультета КуАИ. Именно эти радиостанции и были причиной того, что им не удалось завершить маршрут. Дело в том, что в то же самое время ВМФ СССР проводил в том же районе испытание новых подводных лодок. Поэтому служба обеспечивающая режим секретности этих испытаний, когда обнаружила в районе проведения испытаний неизвестную им радиостанцию, направила туда вертолет со спецназом и вывезла всю группу в Архангельск. На вопрос: «Кто вы такие и кто может подтвердить ваши личности?», был дан конкретный ответ: «Ректор КуАИ, 1-й Секретарь ОК ВЛКСМ и Председатель МКК Куйбышевской области…». Но поскольку группу сняли с маршрута, поход уже не состоялся. Так закончилась первая (насколько мне известно) попытка достижения Северного полюса самодеятельными туристскими группами СССР в автономном режиме. Причем по причинам не зависимым от возможностей самой группы.

В дальнейшем таких попыток было несколько. Если вспомнить только успешные, то их можно отметить только две: в 1979 дошел до Полюса Дмитрий Шпаро с группой из 7 человек. Но полноценным автономным путешествием это назвать нельзя. Потому что на него «работало» очень многое, от почти неограниченных средств и информационной поддержки «Комсомольской правды» (и ЦК ВЛКСМ), когда афишировался чуть ли ни каждый чих в группе, и до того, что практически каждые 3..4 дня самолетами или вертолетами ему забрасывались продукты и снаряжение. Даже когда они потеряли лыжу (или лыжи) при переправе через очередную полынью, им вскоре это забросили очередным самолетом. В другой группе это был бы сход с маршрута с возможной спасательной операцией.

Только в мае 1994 года Томская группа под руководством москвича Владимира Семеновича Чукова достигла Северного полюса в полностью автономном режиме и без любой посторонней помощи. Особенно это значимо, потому что это было начало 90-х. Со всей их «спецификой времени».

После этого путешествия у Вени постоянно возникала естественная потребность в витаминах и он специально взял с собой зелень (в смысле не $$ ), причем он брал ее на всю группу, включая нас двоих, и проводника собаки. Для самой собаки он ее не брал .Откуда он узнал про то, сколько будет человек в группе, я так и не знал. Наверное, Толя (Анатолий) Островский – начальник КСС области – что называется «продал» ему эту «стратегически важную» информацию. . Я так думаю…

Вениамин Мочалихин готовит свой любимый салат на всю группу
Вениамин Мочалихин готовит свой любимый салат на всю группу после прихода на место поиска.


– 13 –

Каждый рабочий день начинался с того, что при полетах военных вертолетов по плановому маршруту, который проходил мимо нас мы связывались с ними и обменивались информацией о том, что у нас происходит. Потом они эту информацию по телефону передавали в КСС, где был основной центр поисков . Другой оперативной связи у нас не было. Вертолеты летали в среднем 2 раза в неделю. Это был их плановый график тренировочных полетов. Когда это было необходимо, и когда были допустимые условия для этого, они привозили нам то снаряжение и продукты, которое мы запрашивали на предыдущей связи. Но все это делалось внутри планов их тренировочных полетов. Если нам срочно требовался вертолет, то надо было отправлять человека (одного отравлять было нельзя, поэтому ходили парами) в поселок Пунча и вызывать его по телефонной связи через КСС.

На связи
На связи.

Вертолет летит мимо нас, обмениваемся оперативной информацией. Погода в тот день была опять достаточно хорошая.

Типичный рабочий день состоял в том, что бы просмотреть все окрестности максимально подробно и пройти площадь около 1 кв. км на плато и рядом, в долинах окрестных рек. Просмотр местности в бинокль и другие оптические приборы должен был сократить затраты сил и времени на поиски. Однако так можно было найти что либо только случайно.

Просмотр окрестностей плато в бинокль.
Просмотр окрестностей плато в бинокль.

Ближайшие окрестности обрыва правого берега реки Киткуай постоянно контролировались именно так.

Другим методом поиска каждый день был осмотр склонов пешим проходом почти на всем протяжении обрывов.

Подъем по крутому склону обрыва вверх
Подъем по крутому склону обрыва вверх.

Таких подъемов и спусков было до десяти в каждый день. К вечеру усталость буквально валила с ног.

Дальние склоны мы пытались просматривать через мощные оптические приборы. Горная местность и открытый рельеф это позволяли делать с хорошим результатом. Но нам приходилось ходить к каждому подозрительному камню.

Исследование отдаленных склонов с помощью мощных оптических инструментов
Исследование отдаленных склонов с помощью мощных оптических инструментов

Военные привезли нам стереотрубу и мы изготовили из нее два разных устройства для детального просмотра дальних участков склонов и каждое утро внимательно просматривали местность. Охватывать весь район поисков проходами по местности мы были не состоянии, потому что тогда площадь поисков надо было увеличивать почти что в 3 раза. Если мы заранее знали что вертолет должен прилететь или пролететь вне графика, наблюдатель заодно «караулил эфир».


– 14 –

Милиция настаивала на том, что бы мы использовали собак для поиска. Однако эффективность их работы была очень низкой, если не сказать, что вообще нулевой. Собака хорошо ищет на твердой почве. В крайнем случае, на местности с небольшой растительностью. Под снегом собака ничего найти не может. Исключение составляет случай, когда слой снега очень тонкий или есть полости, которые пропускают запах. Именно так находят людей под лавинами собаки в горных районах Европы. Под толстым слоем снега или тогда, когда снег начал таять, собака ничего учуять не может. У нас был именно такой случай – снег интенсивно таял.

Собака в поселке Пунча
Собака в поселке Пунча

Собака в поселке Пунча перед переходом в базовый лагерь поисков и в самом базовом лагере наверху. Обед у нас был обязателен не только для людей, но и для животных. Собака тоже член поисковой команды. Поэтому поиск- поиском, а обед - по расписанию

Использование собак в горах Кольского полуострова зимой или по снегу, я думаю, малоэффективен или вообще нецелесообразен. Горы сложены вулканическими породами, которые во многих местах имеют пористую и ломкую структуру на поверхности, поэтому собаки без специальной «обуви» очень быстро сбивают в кровь подушечки лап и выходят из работы. Так было и у нас буквально на второй день поисков. В наших условиях (в те первые дни, когда собака постоянно бегала на поисках) она постоянно набрасывалась на любую найденную (вытаявшую) вещь, трепала ее, но не могла даже взять запах. Вещи находили уже основательно мокрыми. Собаку, повредившую лапы было жалко, поэтому мы ее отправили при первой же возможности в Кировск.

Кроме просмотра склонов была еще большая работа по осмотру на лыжах площади плато, более 1 кв. км ежедневно. Эту площадь надо было пройти с интервалом сетки поиска не более чем 10 м между соседними линиями. Тогда получалось, что за день надо было пройти около 100 км. Это расстояние было нереальным, поэтому те места, которые были подозрительными или около которых уже чего то нашли, осматривали тщательно, а остальную площадь осматривали только на предмет появления новых фрагментов из-под снега. Все равно в течении дня приходилось проходить около 20…25 км линейного маршрута, иногда и более.

Поиск на плато. Типичное снаряжение всегда с собой: флажки, УКВ радио стация, фотоаппарат, блокнот, авторучка, компас. Хотя снег сильно уплотнился, но ходить без лыж на большой площади было невозможно. Постоянно проваливаешься в мокрый и тяжелый снег по щиколотку или по колено. Ходить таким способом на средние и большие расстояния было физически невозможно.

Поиск на плато.
Поиск на плато.

Типичное снаряжение всегда с собой: флажки, УКВ радио стация, фотоаппарат, блокнот, авторучка, компас. Хотя снег сильно уплотнился, но ходить без лыж на большой площади было невозможно. Постоянно проваливаешься в мокрый и тяжелый снег по щиколотку или по колено. Ходить таким способом на средние и большие расстояния было физически невозможно.

Если была найдена какая то вещь, то ее надо было замаркировать флажком (если не было необходимости немедленно откапывать все вокруг. Например, когда найден кусок веревки, или обломок лыжи). Если была найдена вещь, которая могла быть предметом одежды, рукавицей или теплым носком, то требовалось раскопать все вокруг в радиусе 2…3 м до грунта, что бы убедится, что там нет тел. Чаще всего толщина снега в первые дни составляла около 1 метра. Однако в конце мая снег начал интенсивно таять. Когда было солнце и ветер, за день протаивало до 30 см снега почти на все площади, которая было освещена солнцем и обдувается ветром. Но половина дней была либо пасмурной, либо без ветра.

Юра Козин на поисках и раскопке снега рядом с местом, где нашли или свитер или брюки.
Юра Козин на поисках и раскопке снега рядом с местом, где нашли или свитер или брюки.

На заднем плане, не более чем в 200 м видна точка перевала, где переход из долины реки Чивруай в долину реки Киткуай имеет наименьшую длину. От места базового лагеря это находится на расстоянии ~ 1 км.


– 15 –

Кулуар, расположенный недалеко от домика поисковой команды.
Кулуар, расположенный недалеко от домика поисковой команды.

Крутизна вверху склона была очень большой, поэтому там приходилось провешивать веревку.

Привязывать веревку, чтобы спуститься в кулуар

Кулуар, расположенный недалеко от домика поисковой команды, которым мы часто пользовались для спуска и осмотра нижней части долины. Крутизна вверху склона была очень большой, поэтому там приходилось провешивать веревку. На двух первых фотографиях видно насколько быстро начал таять снег. Это одно и то же место, но снимок сделан через два или три дня. Перепад высот в этом месте составляет более 150 м от уровня плато до уровня плато, а наиболее крутой части (от 40 до 60 град) не менее 80 м.

1 июня 1973 года внизу и практически под тем самым местом, где стоял наш домик, был замечен подозрительный предмет. За ночь он вытаял из снега, хотя еще накануне по этому же месту (или совсем рядом) несколько раз прошли люди просматривающие этот район. Так бывает очень часто – место ничем не примечательно, нет никаких признаков, что там что то есть, а потом именно там и находится то, что ищешь.

Тело найденное дистанционно 1 июня 1973.
Тело найденное дистанционно 1 июня 1973.

Наш домик и кулуар, по которому мы не раз спускались в истоки реки Киткуай, находятся буквально над этим местом.

Для опознания этого предмета вниз начал спускаться Наиль Манеев из Куйбышевской группы и я.

Наиль Манеев на спуске по кулуару.
Наиль Манеев на спуске по кулуару


– 16 –

В первом же допустимым месте, где можно оценить опасность спука, надо было остановиться и доложить наверх о состоянии склона. Рисковать тем, что бы все начали спуск и попали под лавину, если она возникнет, недопустимо. Поиски и спасение не должны превращаться в спасение спасателей.

Доклад о состоянии склона и возможности безопасно спустится.
Доклад о состоянии склона и возможности безопасно спустится.

Внизу склона уже можно дать оценку всему состоянию склона и разрешение на спуск, потому что безопасность его уже проверена. Надо заметить, что там была выявлена интересная закономерность, о дальности действия наших переносных радиостанций: на плоскости наши «Walkie-Talkie» работали на расстояние не более чем 200…300 метров. А при работе снизу вверх, расстояния составило уже почти 500 м. Что характерно, вниз они работали не более чем на 100 м. Мы пользовали японские станции на диапазон 433 МГц с выходной мощностью примерно 0,1 Вт. Конкретно фирму-производителя и модель радиостанции я уже не помню

Наиль Манеев дает добро на спуск всей группы с грузом
Склон полностью проверен, Наиль Манеев дает добро на спуск всей группы с грузом.

Когда мы спустились вниз, то у нас были смешаные чувства – и облечение от того, что все закончилось и мы нашли последнего, и горечь от того, что погиб человек.

Появилась мысль: «Мы нашли последнего в этом происшествии, но, к сожалению, не во всех других, последующих, которые будут потом.»

Трагическая находка.
Трагическая находка.

Далее надо было выполнять все положенные формальности: составлять протокол обнаружения, опись найденных вещей, сделать фотоснимки для уголовного дела и составлять схему, где было найдено тело. Можно было провести и опознание, потому что были люди, которые хорошо лично знали этого человека, но было решено сделать это позже, когда тело доставят в Кировск. Решение было связано с тем, что среди нас не было следователя, который вел это дело. Он не мог постоянно находиться на этом месте в течении всего полугода, когда велись поиски. Это было не единственное уголовное дело, которое он вел в то время. Поэтому было распоряжение, что некоторые следственные действия поручаются поисковым группам. На месте присшествия приходлось выполнять практически полный набор следственных действий, который требуются по закону. Перед выездом на место мы проходили инструктаж следователя о этих действиях.

Когда нашли предыдущие 2 тела, поисковая группа вызывала следователя на место и ждала в течении двух или трех дней. Но когда я прочитал протокол обнаружения тел, я обратил внимание, что городские следователи не умеют грамотно описывать место относительно форм рельефа и других деталей ландшафта. Даже направления сторон света имели большую погрешность, потому что указвались на глаз и очень приблизительно.

The last body is found.
The last body is found.

Дело в том,ч то городской следователь описывает место относительно искусственных ориентиров: названия улиц, номеров домов, и других однозначных деталей городской инфраструктуры, а в горах всего этого нет, поэтому и возникают неясности, которые появляются в результате отсутствия привычки оценивать и сопоставлять окружающий ландшафт. Это вполне объяснимо тем, что городской следователь если и расследует подобный случай в полевых условиях, то это происходит один раз в его жизни. Поэтому опыт подобных расследований не накапливается и не обобщается. Я еще опасаюсь, что городскому следователю было лень разбираться и вникать во все эти токости горого рельефа. К сожалению, то же самое происходит и у судмедэкспертов (СМЭ). Очень редко когда один и тот же СМЭ проводит свои иследования несколько раз, даже если это одни и тот же случай, когда гибнет несколько человек.

Мы учли все эти особенности. Для нас все было осмыслено четко и привычно: ось тела = угол по компасу, координаты относительно русла реки на расстояниии ….от истока из озера (хорошо что озеро уже протаяло в этом месте и его было хорошо видно), расположение, отностельно третьего правого (орогр.) кулуара правого борта долины Киткуая… Ну и так далее.

Описание вещей было сделано по стандартным рекомендациям, у нас был даже фотоснимок соответствующей страницы пособия для следователя. Но один интересный момент я хочу отметить особо. Когда Юра Козин разбирал и скадывал в пакет мелкие вещи найденного человека, он сказал фразу, которую я запомнил почти дословно: «На левой руке… находятся механические часы марки…(здесь не помю, но это не важно), которые показывают время 6 часов 05 минут… 15….16 секунд… Во! Пошли! (секунды я тоже не помню абсолютно точно)….»(с) ЮК.

То есть это было завершение нашего эксперимента с часами, который мы начали еще в марте. Замерзшие часы пошли после того, как их согрели при извлечении тела. Надо отметить еще одно наблюдение, которое постоянно муссируется в случае с группой Дятлова.

Очень часто когда говорят, что тело замерзшего человека имело красный (оранжевый…бордовый и т. д.) цвет, то это выдают за признак чего угодно, только не естественного происхождения. На самом деле свежеизвлеченное тело замерзшего человека действительно имеет красноватый цвет.

Цвет тела свежеизвлеченного замерзшего человека.
Цвет тела свежеизвлеченного замерзшего человека.

Цвет действительно красно-оранжевый. Это не что иное, как морозная эритема ( или пятна Кеферштейна). То есть это обычное явление для подобных случаев.

И если мы начали разговор о цветах вокруг найденных замерзших тел, то кто мог что то сказать про такой цвет?

Цвет снега рядом с найденным телом.
Цвет снега рядом с найденным телом.

Этот фрагмент нами был найден рядом с телом в тот же раз. Многие сразу говорят, что это кровь. На сама деле они сильно ошибаюся. Оказалось, что это всего лишь след красителя штормовой куртки, которая намокла когда мы вынули тело из снега и осматривали его. Обычно куртка имела серозеленый (т. н. «защитный» ) цвет, но когда краситель растворяется, он меняет свой цвет.


– 17 –

Реконструкция предполагаемых путей передвижения участников группы КуАУ
Реконструкция предполагаемых путей передвижения участников группы КуАУ во время событий 26 января 1973.

В завершении надо сказать, как могли развиваться событий во времени и в пространстве во время происшествия.

На карте и схеме нанесены предполагаемые пути разных групп и отдельных людей, которые уходили от места расположения палатки на разведку, а так же пути их возвращения и пути спуска.

Различных малых групп и отдельных участников было всего три.

  1. Двойка – Лида Мартина (она имела альпинистский опыт и должна быть привычной к аналогичным условиям в горах и на восхождениях) и Александр Новоселов (он был тренированным новичком, и должен был усилить Лиду физически ). Вдвоем они (по одному ходить в таких условиях не рекомендуется, потому что это очень ненадежно), видимо должны были разведать либо путь спуска в реку Чивруай по Северному выходу на плато, либо найти путь спуска в реку Куфтуай севернее их палатки. Никаких признаков из маршрута не было найдено, кроме небольшой цепочки следов, которую можно отнести к возвращению с любого их этих двух вариантов. Кроме того, у них были обнаружены признаки «холодового раздевания» (cold disrobement) или синдром vasodilatation- ощущение чувства теплоты, которое сопутствует ~ в 25 % случаев замерзания. Есть более поздняя для 1973 научная статья по этой проблеме.
  2. Вторая двойка – Валентин Землянов и Артем Леконт должны были разведывать самый перспективный путь, хотя он был почти самым трудным – классический спуск с наименьшими техническими сложностями (оранжевая и голубая линии на карта-схеме). Трудность заключалась в том, что надо было идти практически навстречу ветру ураганной силы при очень низкой температуре. Судя по тому, где они были найдены, они прошли весь путь спуска, но не смогли вернуться к палатке. Они не уходили вниз от остальных, их направление движения на значительном участке было направлено по пути возвращения к палатке. Но им не хватило сил и запаса холодостойкости, что бы туда дойти.
  3. Последним, и по времени, и по пройденному расстоянию был найден Илья Альтшулер. Он находился всего в 150 метрах от палатки, но это было на 80 метров ниже ее по вертикали. Есть обоснованное мнение, что он пытался подняться по кулуару, по которому мы часто спускались на поисках в долину Киткуая в мае. В принципе это возможно. И Илья мог это знать, так как годом ранее он шел через перевал Чивруай. По моему они тогда спускались по классическом варианту спуска – непосредственно с перевала к верховьям озера Кикуявр, т. е. по линии наименьшего расстояния от подъем из долины реки Чивруай (зеленая линия на карта-схеме). Не исключено, что Илья большую часть пути шел вместе с второй двойкой, но где то они случайно разошлись.

Все участники «групп разведки» были тепло одеты, но условия были более чем жесткими. В таких условиях выживание вообще является большой проблемой.

У всех был одет полный комплект походной одежды и дополнительные свитера. У некоторых были двойные и тройные шерстяные свитера, Лида Мартина, Валентин Землянов и Артем Леконт были в утепленных куртках. Илья Альтшулер дополнительно был одет в теплую авиационную зимнюю куртку. Судя по всем признакам он погиб потому, что иссякли силы и мышцы потеряли тонус для дальнейшей работы. При этом уже достаточно только на несколько минут остановиться и уже наступит необратимый процесс переохлаждения.


– 18 –

2 июня 1973 был вызван вертолет для увоза тела и наша поисковая команда улетела в Кировск. На плато остались двое солдат, которые собирали то оборудование, которое предоставили военные и они должны были привести в относительный прядок домик. Впоследствии этот домик вертолетом опустили в долину реки Киткуай и он стал назваться " домиком сейсмозондирования". Я его видел много позже (в 1983 летом и в 1990 зимой) и он уже был почти непригоден для нолега. Я его застал вот в таком виде.

Наш домик поисковиков с Чивруая 1973 зимой 1990.
Наш домик поисковиков с «Чивруая 1973» зимой 1990.

Наш домик поисковиков с «Чивруая 1973» зимой 1990. Его сняли сверху, потому что опасались, что ветра и люди могут его там разрушить окончательно. Говорят, что им пользовались геофизики проводя сейсморазведку, никаких дополнительных сооружений там не было. Возможно там устанавливали сейсмические сенсоры только на короткое время. Зимой 1990 был сильный ветер и мороз, фотоаппарат сильно замерзал, поэтому этот кадр получился плохого качества. На заднем плане виден плавный спуск с плато, а там где начинается самая крутая часть берега - левее центра кадра, внизу и были найдены тела «второй двойки» - Землянов и Леконт.

Последнее тело увезли в морг Кировска и после необходимых процедур медицинского и юридического характера подготовили к отправке в город Куйбышев.

По приезду в Кировск, мы с Юрой и Вениамин Мочалихин усиленно писали бумаги для уголовного дела и отчеты по поисковым работам. В один из дней (после прилета с перевала Чивруай мы были в Кировске 3 дня) пришел Анатолий Островский и сообщил, что ему звонили из обкома КПСС и интересовались чем закончились поиски. Дополнительно, «настоятельно рекомендовали» написать пояснительную записку «о проделанной работе», так как звонил (им, конечно!) референт «самого» (имеется в виду «дорогой Л. И.» Брежнев, это сказали открытым текстом). Толя решил что с этим надо разбираться мне, потому что отчет в ЦС по туризму надо будет писать мне же, а в обоих бумагах не должно быть разночтений. Было сказано: «”Там”- не поймут, а если поймут, то не одобрят!». Всю ночь я трудился над этой бумагой (утром должен был быть попутный военный самолет на Куйбышев ). Утром мы приехали на аэродром « Апатиты-Кировск», но выяснилось, что пролетающий Ан-12, должен сесть на аэродроме в поселке Африканда, потому что его экипаж не имеет допуска для посадки на аэродром «Кировск». Здесь полоса короче, чем имеется в допуске экипажа Ан-12. Нам надо было срочно отправится в Африканду. Это был день, когда в Заполярье распустились первые листочки на деревьях. Там это происходит настолько быстро, что кажется очень удивительным. Вечером не было ничего, а на утро уже почти все деревья в маленьких листочках.

На аэродроме в Апатитах.
На аэродроме в Апатитах.

На аэродроме в Апатитах. Слева – направо: Командир экипажа вертолета Ми-2 капитан Евгений Панько – мой друг по службе в армии в 1973-1975; начальник аэродрома «Апатиты», полковник….(?); кто то из членов общественной спасательной команды города Кировск; офицер штаба аэродрома «Кировск-Апатиты», подполковник ….; Начальник КСС Мурманской области Анатолий Островский – мой товарищ и консультант многочисленных походов по Кольскому полуострову.

Самолет летел по маршруту Лоустари – Африканда – Москва (Остафьево) – Куйбышев (Безымянка) – Ростов-на-Дону.

Мы с Юрой Козиным летели только до Москвы, и хорошо, что маршрут самолета был проложен через Москву (аэродром «Остафьево»), а он не должен был сесть где-нибудь в Калинине (сейчас это Тверь) или в Рязани. Мы сильно устали не только физически, но и сказывалось психологическое напряжение. Поэтому очень хотелось быстрее оказаться дома.


– 19 –

Впоследствии друзья погибших ребят по КуАИ, и городу Кубышеву (сейчас это Самара)и Грушинскому фестивалю авторской песни поставили на перевале Чивруай памятник.

Памятник на плато, у перевала Чивруай-Ладв
Памятник на плато, у перевала Чивруай-Ладв

Памятник на плато, у перевала Чивруай-Ладв, установленный вблизи места, где была найдена палатка группы КуАИ. Слева вдалеке видна поверхность Умбозера. Массив Хибинских тундр закрыт облаками.

Прошло уже почти 50 лет, но память туристах-лыжниках КуАИ хранят их друзья – «фанаты дальних дорог».

В январе 2019, почти точно в день гибели группы КуАИ, двоюродный брат одного из участников этой группы – Анатолия Пирогова, предприниматель из Нижнего Новгорода - Виктор Ворошилов посетил место их гибели. Обелиск почти полностью был занесен снегом и инеем. Это обычное явление в этих местах. Погода на плато очень суровая, поэтому обелиск очень трудно было найти, но он смог это сделать.

Обелиск почти полностью был занесен снегом и инеем.

Victor Voroshilov at the Chivruay Pass January 31, 2019

Виктор Ворошилов на перевале Чивруай 31 января 2019 г.
Виктор Ворошилов на перевале Чивруай 31 января 2019 г.

К сожалению судьба Виктора сложилась трагически. 17 сентября 2019 года он был убит у себя в гараже преступником, который был недоволен его бизнесом. Это убийство никак не связано с его интересом к трагедии, где погиб его двоюродный брат.

Первый человек, к кому он обратился за выяснением подробностей этого случая, был я и мы с ним много сотрудничали в течении почти что целого года. И мне очень жаль, что так случилось с этим хорошим человеком.

 

Dyatlov Pass Contact
Contact
Dyatlov Pass Newsletter
Newsletter
Dyatlov Pass: Open Discussion
Forum